Когда начинаются и заканчиваются заботы и тревоги тренера? Можно сказать, что начинаются они со свистком судьи, оповещающем об окончании очередного матча, а заканчиваются с началом следующей игры. В сущности, это значит, что (по крайней мере теоретически) тренер может не беспокоиться на протяжении девяноста минут игры, ибо в этот промежуток времени решающую роль играют главным образом футболисты, а он может только что-то кричать и подсказывать им со своей скамейки, хотя чаще всего эти его подсказки никто не слушает.

Давайте же час за часом проследим за тем, что делает или должен делать тренер с момента, когда игра закончена. Лицо у этого человека измученное, нервы напряжены. Если матч закончился успешно, он откровенно счастлив, говорит быстро, его прямо-таки детскую эйфорию и радость трудно разделить постороннему человеку. Если результаты матча не очень радуют, он старается быть сдержаннее, но все равно возбужден, если только у него не ледяное сердце. А если все кончилось плохо, тренеру редко удается держать себя в руках и он слишком явно предается отчаянию. В этом случае неизбежна его эмоциональная реакция, спорить с ним в этот момент опасно и на некоторые его высказывания лучше не реагировать. В любом случае нервное напряжение, накопленное им за девяносто минут, так или иначе, ищет своего выхода. Я знаю тренеров, которые при проигрыше накидываются с упреками на игроков, но знаю и таких, которые молчат, вперив взгляд в пустоту.
В любом случае, после возбуждения первых минут тренер должен серьезно проанализировать все, что произошло в ходе матча. Однако одолеть «волнение первых минут» не всегда бывает легко, и тут все зависит от характера человека. Кто-то успокаивается быстро и берет себя в руки, а кто-то еще долго не может прийти в себя; словом, каждый реагирует по-своему. Не нужно объяснять, почему тренеру необходимо проанализировать весь ход игры. Каждый матч может многому научить. Достаточно заново пережить его минута за минутой, чтобы понять, какие серьезные ошибки были допущены и каких из них можно было бы избежать, окажись игроки внимательнее.


Идеально было бы, если бы тренер мог делать для себя заметки по ходу матча, отмечая каждую ошибку игроков. Тогда он имел бы возможность впоследствии, уже спокойно, объяснить виновнику, в чем его промах. Достаточно сказать: «В такую-то минуту ты допустил такую-то ошибку, и она привела к таким-то последствиям... и т.д. и т.п. Поведи ты себя по-другому, вспомнив, чему я тебя учил, матч, вероятно, закончился бы иначе и мы бы не проиграли».


Но я отдаю себе отчет в том, что ни один тренер не обладает таким самоконтролем, чтобы во время игры делать какие-то заметки, фиксируя каждую ошибку своих игроков. Ведь матч — это драматическая борьба, от которой ни на секунду нельзя отвлечься. Игра часто принимает очень острый характер, страсти накаляются, главная задача — выиграть, и тренер с головой уходит в эту драму. И все же матч никогда не должен быть самоцелью. Наоборот, для тренера он должен стать отправным моментом в стремлении избежать дальнейших ошибок, накопить полезный опыт, повысить уровень и отдачу своей команды.


Но сразу же после игры футболистам надо сказать всего несколько слов, а серьезный разговор, глубокий разбор ситуаций, которые могли бы стать поворотными в матче, следует начать через несколько дней. Игрок со своей стороны склонен обычно считать, что с окончанием матча кончилась и его миссия. Вот почему некоторые тренеры позволяют игрокам расслабиться сразу же после матча. Хотя делается это все реже и реже. Но вечер после игры для футболистов чреват самыми серьезными ситуациями, так что отдых под контролем тренера бывает лишь полезным для спортсмена и в физическом, и в психологическом отношении.


Давайте же посмотрим, какова типичная неделя футболиста, принимая во внимание, что матчи в Италии проводятся обычно по воскресеньям. С понедельника для тренера начинается работа по подготовке следующего воскресного матча. Тренер приходит на стадион и, проверив, все ли сделано врачом и массажистом, начинает проводить с футболистами разминочные занятия, которые позволят им войти в рабочий ритм на протяжении предстоящей недели.


С понедельника тренер должен заняться и запасными игроками, ибо, предоставив их самим себе до следующего воскресенья, он совершит серьезную ошибку. Ведь запасной игрок только временно и по разным причинам не входит в основной состав команды и нельзя допустить, чтобы у него возникло ощущение того, что он не нужен. В противном случае он может оказаться психологически не подготовленным к игре и от него не будет необходимой отдачи в поле. Обычно тренер поручает работу с запасными своему заместителю, но и к подбору заместителя порой подходят несерьезно, о чем мы еще поговорим позже.


С понедельника начинает действовать программа, составленная на всю неделю, направленная на развитие всех физических качеств игроков (сила, скорость, ловкость и т.д.), а также на повышение их технического уровня, тактического мышления. Если тренер относится к своим обязанностям серьезно, его отдых весьма относителен. Разработка программы на неделю занимает у него несколько часов, вечером же он отправляется к президенту клуба, чтобы доложить о том, как прошло воскресенье. Дома телефон у него звонит непрестанно, так как журналисты хотят знать все, что происходит на следующий день после матча. На работе у тренера должен быть отдельный кабинет, где он может спокойно поговорить с футболистами и выполнять другие свои функции.
Если в понедельник идут тренировки, игроки могут отдохнуть во вторник. Зато в среду у них будут двухразовые занятия. В любом случае важно, чтобы игрок не просто тренировался, а делал это с максимальной отдачей, и в задачу тренера входит умение убедить игрока, насколько это ему необходимо. С другой стороны, позволить игроку явиться только на вечернюю тренировку, значит разрешить ему использовать утренние часы по своему усмотрению. Профессиональному игроку платят достаточно хорошо, поэтому работать он должен на совесть.
В среду тренировка должна начинаться с самого утра (упражнения на развитие силы, выносливости, быстроты реакции и т.д.). Вторая половина дня уделяется в основном занятиям технико-тактического характера. Работа над техникой должна идти постоянно, даже тогда, когда тренер имеет дело с классными игроками. Полезно повторять игровые схемы — это вырабатывает автоматизм, необходимый, помимо прочего, для того, чтобы экономить физическую и нервную энергию.


Я еще остановлюсь на том, насколько важно для тренера пользоваться помощью инструктора по физической подготовке. Мне лично кажется, что тренер не должен заниматься подготовкой своих игроков в одиночку, но вопрос этот деликатный и, повторяю, мы еще вернемся к его всестороннему рассмотрению. Главное, чтобы тренировки проходили с очень четкими конкретными заданиями, критериями, с учетом настроения в команде и физической формы игроков. В Неаполе нельзя тренировать команду как в Турине, точно так же как английские или немецкие методы тренировок неприменимы для работы с итальянскими футболистами.


Четверг — день тренировочной игры. Тут мнения расходятся. Игра эта должна отвечать очень четким требованиям, если мы хотим, чтобы она дала желаемый результат. По-моему, неверно подходить к ней просто как к развлечению. Предположим, что основной состав играет с молодежью. Наверное, молодежный состав хотя бы в общих чертах должен придерживаться тактики, которой станет, вероятно, придерживаться противник в ближайшей игре. Например, если он силен в центре поля, часто прибегает к положению вне игры или оттягивает назад края, нужно, чтобы тренер поставил молодежному составу задачу повторить предполагаемые действия игроков противника, а основному — принять соответствующие контрмеры. Некоторые тренеры ограничиваются тем, что изображают ситуацию на макете поля, но они не учитывают того, что полезность многих контрмер можно оценить только в действии.


Не всегда нужно сразу же проводить обсуждение тренировочных матчей. После них игроки бывают слишком усталыми. В таких случаях может заявить о себе фактор утомления. Предпочтительнее предоставить игрокам так называемый дозированный отдых, то есть дать им легкие упражнения, позволяющие сохранить форму и не подорвать их физический потенциал. Конечно же, тренер должен держать игроков под контролем, опираясь на помощь врача.


Уже с четверга тренеру надо постараться как можно лучше узнать очередного противника. Как правило, он поручает наблюдение за противником своему доверенному лицу, которое докладывает ему о тактических особенностях игры всей команды и о возможностях отдельных игроков. Однако иногда такие доклады бывают поверхностными: наблюдатель ограничивается замечаниями о том, например, что в команде противника один из нападающих слаб, правого защитника обойти нетрудно и т.д. Немногие вникают во все подробности. Предупреждают, скажем, что стоппер слабо играет головой, что вратаря можно поймать на противоходе или что при штрафных ударах стенка выстраивается недостаточно тщательно. Все это вроде бы мелочи, но они важны для тренера, готовящего команду к матчу.
Тренер должен знать особенности команды противника, причем знать заранее. И уже в пятницу он сможет говорить о них со своими игроками не в общих чертах, а предельно конкретно, давая хорошо продуманные советы, подчеркивая необходимость тех или иных приемов.


Именно в пятницу перед тренером возникает принципиальный вопрос: кого из игроков выставить на поле в воскресенье. Некоторые тренеры предпочитают не раскрывать состав команды до самого последнего момента. для себя они уже все решили, но игрокам ничего не говорят. Каждый тренер ведет себя в соответствии с собственными убеждениями, но лучший метод, по-моему, заявить о своем решении в субботу (игрокам, разумеется, а не прессе). С другой стороны, возможные сомнения обычно касаются второстепенных, а не классных игроков. Не случайно один английский тренер признался мне как-то, что поскольку сомнения не касаются самых сильных игроков, то не они бывают решающими.


Тренер должен демонстрировать свою решительность, ибо его колебания передаются игрокам и плохо сказываются на их действиях во время игры. Тренеру надо быть собранным, энергичным, а в случае необходимости даже агрессивным. Если в душе он неуверен, в чем-то сомневается, то ни в коем случае не должен выказывать этого. Пусть игроки чувствуют, что их направляет твердая рука. То же самое должны чувствовать все, кто так или иначе связан с командой. В любом случае, даже допустив ошибку, тренер должен оставаться твердым. Неуверенный в себе тренер не пользуется уважением, его не считают личностью.


Итак, уже в пятницу перед тренером четко вырисовывается вся ситуация. Он предлагает игрокам легкие упражнения. После короткой разминки с мячом у них есть возможность перейти к статическим упражнениям, затем заняться угловыми ударами, штрафными, пенальти и т.п., а также простыми ударами по воротам, больше заботясь о точности, чем о силе удара. После этого следует заняться закреплением таких игровых приемов, как прессинг, положение вне игры и т.п., и принятием соответствующих контрмер.


А как же макет поля? Конечно, он может быть полезным при условии, что не станет кошмаром для игроков. Один тренер сказал мне, что когда он начинает объяснять тактику игры на макете, то замечает, что не все футболисты слушают его внимательно. Как-то он решил проверить, Действительно ли те, кто слушал его старательно, усвоили сказанное. И убедился, что они почему-то поняли хуже, чем невнимательные. Этим обстоятельством нельзя пренебрегать, потому что часто на поле игроки самовольничают и делают прямо противоположное тому, что говорил им тренер. Тут речь вовсе не о своеобразном бунте игроков. Это лишь подтверждение того, что есть игроки, не усваивающие наставления тренера и действующие на поле так, как подсказывает им собственное чутье. Если речь идет о классных игроках, это еще понятно, но с самоволием игроков посредственных надо бороться.
В субботу тренер начинает психологическую подготовку игроков, но старается при этом не переусердствовать, так как чрезмерная нервная нагрузка приводит к негативному результату. Накануне матча полезно собраться вместе всей команде, причем особое внимание тренер должен уделить наиболее эмоциональным игрокам. Я знаю одного тренера, который каждую субботу уединяется с некоторыми игроками и разговаривает с ними по часу и более. Игроки после этих бесед воодушевляются, они убеждаются, что тренер для них не только учитель, но и друг, а те, что помоложе, видят в нем чуть ли не отца родного или, по крайней мере, старшего брата.


Однако не следует злоупотреблять ненужными разговорами и полезно держать игроков подальше от руководителей. Ниже я покажу, какое негативное влияние могут оказать руководители на игроков и как следует вести себя тренеру, чтобы оградить их от неприятных последствий такого влияния. А пока лишь подчеркну, что в субботу команде следует проводить как можно больше времени с тренером и что обстановка при этом должна быть спокойной и снимающей напряжение. Футбольный матч — это не битва «не на жизнь, а на смерть», хотя многие именно так и думают. Просто футбол — это напряженная игра, в которой можно и выиграть, и проиграть. Именно это тренер должен постоянно внушать игрокам, старясь сделать так, чтобы они не придавали особое значение газетам, разжигающим ажиотаж.


Не все тренеры согласны с тем, что накануне игры надо проводить легкую тренировку. Тут надо действовать избирательно. Тех игроков, которым тренировка необходима, следует заставлять выполнять нагрузку, другим, чье физическое состояние того требует, можно дать отдых. В этом вопросе тренеру надо ориентироваться на рекомендации врача, причем не только в этот день, но и на протяжении всей недели. Действительно, опасно с понедельника до субботы всем спортсменам без разбора давать одну и ту же нагрузку, ибо каждый из двух десятков игроков нуждается в индивидуальном подходе.


Некоторые команды в субботу утром проводят очень интересные и заслуживающие внимания занятия. Тренировка основывается на выполнении психотехнических упражнений, требующих определенной двигательной реакции. Тренер старается выработать у игроков автоматизм, но автоматизм осознанный, благодаря методу, который отличается от традиционных и строгих схем, принуждающих игроков к пассивности, к отказу от импровизации.
В чем же состоит на практике этот так называемый «косвенный» метод занятий, так хорошо стимулирующий сознание и ловкость? Да просто игрокам предлагается самостоятельно разрешить задачу, поставленную перед ними тренерами. Движения должны выполняться с учетом фактора места и времени, а главное — с учетом действий товарищей. Так, например, по знаку тренера в кратчайшее время и на ограниченном участке игроки должны четко построиться в некую геометрическую фигуру. Потом эта фигура должна сохраняться и при занятии с мячом.
Наконец наступает день игры. От тренера требуется полное самообладание и спокойствие. Ведь перед матчем игроки больше всего нуждаются в спокойствии, и поэтому их не следует загружать указаниями тактического свойства. В крайнем случае, можно сделать кое-какие замечания в индивидуальном порядке, но, повторяю, злоупотреблять этим не следует. Тренер может бегло пройтись по достоинствам и недостаткам противника, но так, словно это просто дружеская беседа.


На стадион команда прибывает часа за полтора до начала встречи и это время можно использовать для массажа. Тренер следит за порядком и проверяет, подходит ли обувь игроков для игры на данном поле. Иногда мы видим, как игроки скользят по сырому полю или с трудом передвигаются по слишком сухому. Это значит, что тренер не подобрал подходящие к случаю бутсы.
За полчаса до начала игры футболисты должны сделать разминку, чтобы подготовить организм к матчу. Разминка включает в себя ряд упражнений на разработку подвижности суставов, растягивание мышц, короткие пробежки. Все это делается с разной скоростью и с имитацией движений, воспроизводящих действия на поле. В последнее время все больше внимания уделяется упражнениям на растягивание мышц, которые не только делают их более эластичными, но и улучшают кровообращение.


Когда судья дает свисток, знаменующий начало игры, для тренера начинается «драма на скамейке». Работа всей недели закончена и ему только остается сидеть и смотреть. Одни тренеры ухитряются за девяносто минут игры выкурить пятьдесят сигарет, другие — следят за игрой с невозмутимым спокойствием, третьи — волнуются так, что к ним приходится на всякий случай приставлять человека, который мог бы их сдерживать. В общем, у каждого тренера свой характер, но, конечно, для всех для них матч — это период огромного нервного напряжения, поскольку они хотели бы сами вмешаться в игру, но могут лишь выкрикивать указания футболистам, причем не всегда в приемлемой форме. С другой стороны, повторяю, не всегда игроки в пылу состязания выполняют эти указания и поэтому тренер должен поддерживать прямой контакт с капитаном или с самым хладнокровным и авторитетным игроком команды.


Много лет назад в Германии и Англии было испробовано забавное новшество, не признанное, однако, ни одним уставом (даже американским, где футбол больше похож на фарс, чем на настоящую спортивную игру). Тренер, сидящий на своем месте, связывался по специальному радиопередатчику со всеми игроками и по ходу игры каждому отдавал свои распоряжения. Но новшество это не привилось, так как игроки игнорировали даже распоряжения, поступающие им прямо в уши. К тому же тренер должен всегда видеть общий рисунок игры, чтобы иметь возможность мгновенно изменить неверную тактику. Сидеть на скамейке, куря сигареты или выкрикивая оскорбления в PC судьи и его помощников, - вряд ли это принесет какую-то пользу. Нет, тренеру необходимо сохранять спокойствие, чтоб своевременно принимать меры, способныe спасти игру.
Повторяю: на протяжении девяноста минут тренер переживает «драму», которая может закончиться хорошо или плохо. Именно так и случилось с тренером, которого я встретил в начале своей карьеры спортивного журналиста и о котором рассказал на первых страницах этой книги.

Просмотров: 3316
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

 
Карта сайта: 1, 2, 3